Благодаря ученому-физику Леониду Танину в Беларуси появились уникальные художественные голограммы.

Тонкая рамка, за стеклом которой объемное голографическое изображение, буквально вырывающееся из-под стекла, стоит только направить на него свет. В нашей стране такие трехмерные чудеса появились благодаря известному во всем мире ученому-физику, действительному члену Международной инженерной академии Леониду ТАНИНУ. Недавно художественные голограммы с объемными изображениями экспонатов Национального исторического музея под девизом «Клады земли белорусской» представляли нашу страну на Всемирной выставке «ЭКСПО-2010» в Шанхае, а теперь ученый снова удивил творческой находкой – уникальной открыткой-головоломкой из голограмм.

Пойманные чудеса

В определенной степени ученых-физиков, занимающихся художественной голографией, можно назвать волшебниками: создаваемые ими трехмерные изображения настолько сверхчувствительны, что стоит в процесс записи голограммы вмешаться постороннему звуку или, например, температура пальцев ее создателя из-за волнения изменится — они тут же исчезнут. Словом, окончательный результат длительной (порой это несколько недель) подготовительной работы зависит буквально от нескольких секунд, которые длится голографическая съемка.
— Иногда я чувствую себя физиком-художником, который рисует не красками, а с помощью лазерного луча, — говорит Леонид Викторович о своем любимом деле и последней творческой находке — открытке-головоломке “Мирский замок”, за идею создания которой ученый благодарен своей дочери Дашеньке. Собеседник рассказывает, что именно ее любознательность натолкнула на мысль сделать своеобразную открытку-игрушку, помогающую развивать пространственное мышление. Головоломка состоит из фрагментов голограммы на магнитном основании. Взятые отдельно — это обыкновенные “блестящие кусочки”. Но стоит правильно расположить их относительно друг друга, как на небольшом листе бумаги “вырастает” Мирский замок.

Серебро дороже золота

Леониду Танину со школьных лет пророчили блестящее будущее. Учитель физики, радуясь многочисленным победам своего ученика на олимпиадах, советовал ему идти в науку, поступать в Ленинградский государственный университет, на физический факультет которого в те времена принимали только медалистов и выпускников физико-математических школ.
— Перед поступлениями я буквально обложился учебниками: чувствовал — моих знаний не хватает, — рассказывает Леонид Викторович. — К тому же в девятом классе мне пришлось буквально осваивать еще раз весь школьный курс заново.
Дело в том, что в Беларусь семья Леонида Танина приехала из России, города Кирова, когда мальчику было пять лет. Судьба забросила в небольшую деревеньку, где ему сначала пришлось изучать “мягкий, ласковый белорусский язык”, а потом, после переезда в Жодино, где Леонид поступил в русскоязычную школу, заново переучивать все предметы: и физику, и математику, и химию...
— В выпускном классе у меня возник конфликт с учителем немецкого, — продолжает Танин вспоминать школьные годы. — Я заступился за своего одноклассника, к которому у преподавателя было, с моей точки зрения, не совсем объективное отношение. После этого на меня посыпались четверки. Тогда я решил сдавать экзамен экстерном, получил на нем отлично. Но в аттестат все равно пошла четверка, из-за которой вместо золотой медали я получил серебряную. Помню, тогда мой классный руководитель сказал: “Впереди у каждого из нас много препятствий, но жизнь все расставит на свои места”. Так и вышло. Сейчас именно немецкий стал моим “рабочим” языком — на нем идет общение на международных конференциях, по-немецки я прочел несколько курсов лекций для студентов высших учебных заведений в Берлине, Вене, Страсбурге...

Голография успеха

Несмотря на успешное поступление, разница в подготовке его и однокурсников была огромной, однако к концу обучения Леонид Викторович вошел в тройку студентов, рекомендованных для поступления в аспирантуру сразу после окончания физического факультета. А студенческое увлечение начинающего физика голографией со временем “выросло” до научного уровня, и в родные края Леонид Танин привез оптическую голографию, в том числе художественную, потом серьезно занялся биомедицинской оптикой. — Пожалуй, я всегда был увлеченным человеком, — улыбнулся Леонид Викторович на мой вопрос о его характере. — В студенческие годы мы часто ходили в агитпоходы. Представьте: зима, сугробы... Мы доезжали до какой-нибудь станции, а потом на лыжах добирались до ближайшего сельсовета, где организовывали концерт. Сейчас для моей семьи одним из любимых видов отдыха стали поездки в Жодино, в дом моих родителей, который я недавно реконструировал. Это очень дорогое для меня место, поэтому я постарался сохранить в нем все так, как было при жизни отца и мамы, которым я благодарен за свои нынешние достижения. Во многом то, чего я достиг сегодня, — заслуга моих родителей, особенно — матери, которая всегда меня восхищала своей аккуратностью, ухоженностью, трудолюбием. Мы с братом воспитывались очень строго, мама всегда загружала нас работой, так что благодаря жизни в деревне я научился и сено косить, и ездить верхом на лошади, и хозяйство вести. В таком воспитании, которое я стремился и стремлюсь дать своим детям, думаю, и кроется секрет будущего успеха.

Катерина РОЩИНА

Информация с сайта: www.ng.by
Этот сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies